Войти
15:47 19.01
Больше, чем просто футбол. Почему венское дерби – культурный феномен Австрии
Более трёхсот сыгранных матчей, разные судьбы "Рапида" и "Аустрии" и яркие герои – всё это история и суть главного противостояния в австрийском футболе.
Больше, чем просто футбол. Почему венское дерби – культурный феномен Австрии
Подписывайтесь на нас: VK / TWITTER / TELEGRAM / INSTAGRAM

Венское дерби – одно из самых часто игравшихся противостояний в Европе. Чаще между собой встречались только соперники по Дерби старой фирмы, шотландские "Рейнджерс" и "Селтик". В наше время количество матчей между "Рапидом" и "Аустрией" перевалило за 330.

Впервые матч с такой вывеской был сыгран 8 сентября 1911 года – "Рапид" к тому моменту существовал уже 12 лет (14 с основания первой команды, переродившейся в клуб в нынешней форме и с нынешним названием), а "Аустрия" создавалась под первый розыгрыш чемпионата, проводившегося под управлением Федерации футбола Нижней Австрии. Именно этот турнир, включавший в себя только венские клубы, и стал предтечей чемпионата Австрии, существующего с 1919 года, и именно в его рамках вечные враги встретились впервые. В первой встрече, кстати, со счётом 4:1 победил "Рапид".



Венское дерби: больше, чем футбол



В первую очередь это дерби крупной столицы: футбол всегда был частью культурной жизни Вены. Изначально это были не просто соперники по городу, но и непосредственно по району – оба клуба зародились на стыке XIX и XX веков в 13-м районе Вены, Хитцинге. С тех пор поменялось очень многое: "Рапид" ещё до войны переехал чуть западнее, в район Пенцинг близ железнодорожной станции "Хюттельдорф", а "Аустрия" проскиталась по городу почти весь век и окончательно осела в Фаворитене.

Но география всегда была далеко не самой важной деталью в противостоянии команд. Венское дерби – это куда больше, чем просто дерби. Это соперничество на идеологическом, на классовом уровне, часть культурной идентичности каждой из сторон, передающаяся по наследству из поколения в поколение и тесно вплетённая в историю каждой семьи из тех, кто десятилетиями ходят на трибуны в зелёных или фиолетовых цветах.


Так смотрели футбол в Вене в 1912 году

Корни "Рапида" глубоко уходят в венский рабочий класс конца XIX века. Название первой команды, основанной в 1897 года, за два года до даты, которая сейчас используется во всех официальных документах, – Erster Wiener Arbeiter-Fußball-Club, "Первый рабочий футбольный клуб Вены". Сохранился выпуск венской газеты Neue Wiener Abendblatt от 5 мая 1898 года, где было опубликовано объявление о просмотре в команду со следующим текстом: "Первый рабочий футбольный клуб Вены, ставящий своей задачей распространить так полюбившуюся венцами игру в футбол среди любящих спорт коллег рабочего класса, приглашает всех физически подготовленных работников присоединиться к клубу, уже располагающему хорошими и умелыми игроками". Этот образ рабочего, простого, пролетарского клуба из народа и для народа и дальше будет проходить через все долгие годы истории одного из старейших клубов страны.

История "Аустрии" – совсем иная. Wiener Amateur-Sportverein, "Венский любительский спортивный союз", как клуб назывался при основании, был организован в 1910 году и официально зарегистрирован весной следующего года опытными спортсменами, покинувшими другую спортивную организацию, Vienna Cricket and Football-Club (да, прямо по-английски), из-за разногласий с руководством. Команда собиралась прицельно под первый розыгрыш Нижнеавстрийского чемпионата, а в руководство взяли уже опытных, насколько это было возможно, сотрудников. Студенты, интеллектуалы, деловые люди, имевшие возможность выезжать на родину полюбившегося им вида спорта… Разница с фабричными истоками "Рапида" очевидна, не так ли?



Две стороны европейской истории XX века в судьбах "Аустрии" и "Рапида"



Пропасть между клубами продолжила расти и дальше. После Первой мировой войны "Рапид" продолжил слыть народной командой, привлекая первыми успехами уже на общеавстрийском уровне простую молодёжь, искавшую себе после войны занятие, а "Аустрия" так и осталась командой для высших слоёв общества – футболистов команды нередко видели в венских кафе в компании представителей столь богатого мира искусств Австрии 1920-х годов. По меркам того времени именно они, а не простые работяги "Рапида", слыли столичными суперзвёздами.

Отличал их и профессиональный подход. "Фиалкам" ещё с начала 1910-х годов покровительствовал патриарх австрийского футбола Уго Майзль. Хотя он протренировал венский клуб всего пару лет, но продолжал участвовать в делах и после 1918-го, значительно поспособствовав восстановлению пострадавшего от войны состава – к примеру, капитан и лучший игрок команды Людвиг Хуссак попал в плен, был отправлен в Сибирь и смог вернуться только в 1920-м.

Именно "Аустрия" станет фактически базовым клубом "Вундертим", одной из сильнейших сборных довоенной Европы, под руководством Майзля: защитник Вальтер Науш, полузащитник Йоханн Мок и, конечно же, нападающий и капитан Маттиас Зинделар (вернее, Шинделар, если быть исторически точными), "Бумажный человек", лучший австрийский футболист в истории. "Вундертим" показывала чудеса на полях по всей Европе в 1930-е годы, но так и осталась, пожалуй, самой красивой сборной, не добившейся успехов за все годы существования. Закат её истории пришёлся на приход к власти нацистов – до сих пор последний матч этого поколения, товарищеская встреча между Остмарком и Рейхом в честь Аншлюса 3 апреля 1938 года, окружён легендами. Никто не знает наверняка, действительно ли был приказ проиграть, который "Вундертим" проигнорировала, на самом деле ли Зинделар кружился в вальсе перед трибуной высокопоставленных офицеров Рейха после забитого гола, правда ли капитан команды сам приказал играть в форме цветов флага страны, которой больше не стало, – показания и газетные хроники разнятся. Но в истории останется и загадочная смерть отказавшегося играть за Рейх Зинделара несколько месяцев спустя, и запутанные жизненные пути других членов команды.


Маттиас Зинделар в начале тридцатых годов

В эпоху нацизма "Аустрия" сама пострадала как клуб: через пару месяцев после Аншлюса все клубы с еврейским происхождением или управлением, к которым относились и "фиалки", были ликвидированы, а всех игроков и функционеров было приказано арестовать. Большинство успели спастись бегством, в том числе и президент клуба Михль Шварц, за визу во Францию для которого лично поручались президент ФИФА Жюль Риме и его правая рука Анри Делоне. После войны именно усилиями Шварца клуб удалось восстановить за считанные недели, и "Аустрия" вышла на старт первого послевоенного сезона 1945/46 и даже подошла к концовке чемпионата лидером таблицы, проиграв чемпионство всего двумя поражениями.

"Рапид" в то смутное время ждала совсем иная судьба. Ликвидации после Аншлюса клуб избежал и был отправлен играть в Остмаркской гаулиге, региональном турнире, победитель которого получал возможность сыграть в общенемецком чемпионате. Также остмаркские клубы участвовали и в Кубке Чаммера, тогдашнем предшественнике Кубка Германии. Состав "Рапида" не слишком пострадал от всех структурных перемен, и венский клуб завоевал аж два немецких трофея: кубок в 1938 году и, что куда масштабнее, немецкое чемпионство в 1941-м. За главный титул "Рапид" сражался тогда в финале с сильнейшим клубом того периода "Шальке", проигрывал 0:3 к 60-й минуте, но отыгрался, в том числе за счёт хет-трика Франца "Бимбо" Биндера – бессменного капитана и в дальнейшем главы клуба. Его сын тоже работал функционером в Хюттельдорфе, а правнук сейчас играет в дубле "Рапида" – преемственность поколений всегда была яркой чертой этой команды.


Бимбо Биндер в тридцатые годы. Мальчик на заднем плане – юный Эрнст Хаппель, который спустя десятилетие выиграет с Биндером несколько титулов за столичный клуб

После войны австрийский футбол моментально вернулся к обычной жизни. "Рапид" оставался сильнейшим клубом страны: титулы лились рекой с первого же сезона. "Аустрии" пришлось чуть тяжелее, но восставшая из пепла команда почти сразу навязала конкуренцию и уже в сезоне 1948/49 вырвала титул. Причём в самой драматичной манере – в дерби с "Рапидом" в последнем туре, выиграв со счётом 5:3.

Дерби обретает очертания



Именно в эти годы само понятие "Венское дерби" начинает использоваться в прессе и среди болельщиков. После столь разных путей, которым пришлось пройти клубам, изначально разных идеологий и первых послевоенных схваток, заочных и личных, подтвердивших статус двух сильнейших команд как столицы, так и всей страны, именно это противоборство вышло на передний план, оставив другие столичные команды далеко позади, а затем и вовсе в истории. И лишь "Рапид" и "Аустрия" никогда не менялись.

В футбольном плане контраст тоже нарастал. Уже до войны, к 1930-м годам противоборство двух клубов стало восприниматься как дуэль силовой игры и техники. Силу воплощал собой уже упомянутый нападающий "Рапида" Бимбо Биндер, крепко сбитый нападающий, славившийся особой безжалостностью к защитникам соперников и наколотивший за карьеру 421 гол в 347 (!) матчах за клуб и сборную. А за изящество техники отвечал всё тот же Маттиас Зинделар, культовый форвард "Аустрии", о мастерстве с мячом которого писали стихи. Оба капитана, кстати, получали в своей карьере красные карточки всего по одному разу – и оба в дерби. Жаль, не в одном и том же, а то было бы ещё символичнее.


Дерби в октябре 1938 года

Эта же линия разлома не сдвинулась и после войны, и дальше в течение второй половины века, кто бы ни занимал места на бровке и в стартовых составах: в "Рапиде" всегда культивировались скорость, агрессия, прямолинейность, а в "Аустрии" всегда тянулись к индивидуальному мастерству, техничности и умным перепасовкам.

Пиком соперничества двух клубов стал промежуток с 1977 по 1988 год: за эти 11 лет чемпионами становились только они и никто другой (семь раз "Аустрия", четыре – "Рапид"). Оба клуба тогда пошумели в еврокубках: "Аустрия" в 1978-м добралась до финала Кубка обладателей кубков и проиграла "Андерлехту", а "Рапид" в том же соревновании в 1985 году уступил в финале "Эвертону" (попутно расправившись с московским "Динамо" в полуфинале).

К концу 1980-х, правда, двухполярность австрийского футбола начала угасать: у вечных врагов появились ещё три сильных соперника в лице вечно турбулентного "Тироля", вспыхнувшей и сгоревшей в вихре коммерциализации "Аустрии Зальцбург" и затем "Штурма", до 2021 года слывшего самой далеко забиравшейся в Лиге чемпионов командой из Австрии. Но личная вражда двух венских клубов утихать и не думала.


Андреас Хераф ("Рапид") и Тони Пфеффер ("Аустрия"), середина 1990-х

Вечный вопрос "рекордмайстера": кто на самом деле самый титулованный клуб страны?



Одной из постоянно всплывающих при каждом обсуждении венского дерби тем является соперничество команд за звание клуба с самым большим количеством титулов – настолько, что оба клуба не без гордости называют себя "рекордмайстерами" и всячески отстаивают свою аргументацию, почему они имеют на это право.

Как так вообще вышло? Следите за руками.

Официально титул "чемпион Австрии" существует с сезона 1949/50, когда это наименование было зафиксировано по итогам генерального съезда Австрийского футбольного союза и закреплено в статутах. С тех пор "Аустрия" выиграла 24 чемпионских титула, а "Рапид" – 16. Казалось бы, всё предельно просто: "Аустрия" – самый титулованный клуб страны.


Празднование чемпионства "Аустрии" в 2013 году

Да вот только "Рапид" с этим не согласен. Австрийский футбольный союз существует с 1904 года, а квалифицирующиеся как высшее соревнование страны турниры проводит с 1911-го. Именно такой статус имели и разнообразные довоенные чемпионаты, и даже чемпионат "Шпорт-гау 17", высший турнир в Остмарке, который "Рапид" дважды выиграл в годы войны. Всего хюттельдорфский клуб имеет 32 титула такого статуса, что уже его значительно выводит вперёд.

Ругань между клубами на этой почве доходит до такого, что на сайтах каждой из команд есть специальный раздел, посвящённый объяснению своей позиции, а ещё пару лет назад и вовсе творился абсурд: в описаниях Твиттер-аккаунтов и "Рапида", и "Аустрии" значилось слово Rekordmeister.

И справедливости ради, чуть-чуть статистики менее спорного характера: в вечной таблице как исключительно Бундеслиги, так и всех чемпионатов, имеющих право называться общеавстрийскими, "Рапид" занимает первое место и оставляет "Аустрию" на втором.

Кранкль против Прохаски: два лица одного дерби



Вопрос "Ханс Кранкль или Херберт Прохаска?" в Австрии задавали, кажется, абсолютно каждому человеку из мира футбола или даже не обязательно только футбола за последние тридцать лет. Противостояние этих двух игроков, сильнейших в своём поколении, продолжает то же противоборство, ведущее ещё к битве Биндера и Зинделара, и протягивается из 1970-х годов аж до наших времён – поистине вневременная дуэль одних из лучших футболистов в истории своей страны.



Кранкль и Прохаска практически ровесники: первый из них родился в 1953 году, второй в 1955-м. Оба играли в атаке: Кранкль на острие, Прохаска под нападающим. Оба провели в своих клубах большую часть карьеры: Кранкль за два захода в "Рапид" отыграл 445 матчей, а Прохаска в "Аустрии" – аж 584 игры за те же два периода. Оба искали счастья в больших лигах: Кранкль сыграл больше сорока матчей за "Барселону", Прохаска же ездил в "Интер" и "Рому". Оба играли бок о бок в сборной – и оба стояли в старте в одном из лучших матчей австрийской команды в истории, "Чуде Кордобы" 1978 года, когда они выкинули с турнира действующих чемпионов мира Германию (Кранкль забил дубль, Прохаска отличился жёлтой карточкой и выносом мяча в самом последнем владении перед финальным свистком).

После завершения карьеры обоим довелось потренировать главные клубы всей своей жизни, причём синхронно: Кранкль делал это с 1989 года, Прохаска заступил годом позже, и оба покинули свои места в 1992-м. Что примечательно, последний с "Аустрией" в ту пору взял два дубля, а его извечный соперник провалил все три своих сезона у руля, дважды проиграл Прохаске в финале кубка и из трофеев выиграл только зимний зальный турнир для клубов Бундеслиги в 1990 году – да, спору нет, это было культовое соревнование, которое до сих пор оплакивают все болельщики, но ценность его предельно ясна. И оба успели потренировать сборную – тут уже все двое отличились антирекордами, о которых вспоминают и по сей день (к примеру, Прохаске пришлось уволиться после шести лет работы в 1999 после – представьте себе! – проигрыша Испании со счётом 0:9, что до сих пор является антирекордом сборной).

И Кранкль, и Прохаска сейчас работают на австрийском телевидении, и почти каждое их столкновение в публичном пространстве интересно: оба обладают острым языком, любят подначивать друг друга и вспоминать былое. Среди этого былого у них слишком много общего – несмотря на то, что в их жилах течёт кровь двух совсем непохожих цветов.



Но истории суждено развиваться по спирали, поэтому практически в каждом десятилетии в клубах находились свои Кранкли и Прохаски, дуэль между которыми, как непосредственно на поле, так и символическая, характеризует целое поколение и эпоху для австрийского футбола – и что вписывается в общую тенденцию преемственности, все из таких личностей оказывались связанными со своими клубами и после завершения карьеры.

В 1990-е такими соперниками стали Дитмар "Диди" Кюбауэр и Петер Штёгер, талантливейшие, но не похожие друг на друга полузащитники, которые сначала долго играли друг против друга, а потом бок о бок – Штёгера переманили в "Рапид" через третий клуб, чтобы возмущения болельщиков были не столь бурными. Вместе они выиграли титул – единственный для Кюбауэра и четвёртый, после трёх с "Аустрией", для Штёгера, а потом их пути разошлись. Кюбауэр пережил чудовищную личную трагедию (смерть беременной жены после автокатастрофы и полугода в коме) и уехал из страны, а Штёгер снова окольными путями через другой клуб вернулся в главную команду своей жизни. После карьеры игроков и Кюбауэр, и Штёгер возглавляли свои клубы в качестве главных тренеров: первый закончил свою работу недавно и особых результатов не добился, а Штёгер и был тем наставником, кто привёл "Аустрию" к последнему на данный момент чемпионству.

На стыке 2000-х и 2010-х эти архетипичные роли приняли на себя Штеффен Хофманн, полузащитник с, кажется, самыми волшебными штрафными в современной истории австрийского футбола, в "Рапиде" и Мануэль Ортлехнер, защитник и многолетний капитан "Аустрии", поднимавший со Штёгером последнюю тарелку "фиалок". Много минут один из них провёл за карьеру в попытках остановить другого. Сейчас же оба продолжают тянуть свои клубы наверх: Хофманн уже несколько лет отвечает за молодёжную систему "Рапида", а осенью даже вставал на бровку основы в качестве и.о. тренера, а Ортлехнер с недавних пор занимает пост спортивного директора "Аустрии", чьей задачей стало переизобрести концепт зачахшего клуба и радикально омолодить и освежить состав.

А что происходит на трибунах?



В иные времена, в 1950-60-е, в эпоху, когда домашние стадионы были не настолько фиксированной вещью, венские дерби могли собирать до 60 000 зрителей. Но как только оба клуба окончательно угнездились на собственных аренах в 1970-х годах, их ограниченная вместимость – рапидовский "Ханаппи-Штадион" годился лишь для 17 500 болельщиков, а "Франц-Хорр-Штадион" "фиалок" вмещал и того меньше, 13 500 – не позволяла сравняться с былыми цифрами посещаемости. Тем не менее, дерби всегда оставались самыми популярными матчами сезона.


"Вестштадион", позже "Ханаппи-Штадион" – стадион "Рапида" с 1970-х по середину 2010-х. Его спроектировал Герхард Ханаппи, отыгравший за клуб 15 лет, а потом выучившийся на архитектора и своими руками подаривший клубу новый дом

С развитием движений активных болельщиков в 1990-х эта афиша приобрела особый размах. Фан-сцены обоих клубов предсказуемо непримиримы и безжалостны, поэтому нередко происходят и красочные выступления с целью принизить соперника по дерби, и стычки, и полноразмерные драки. Обе относятся к крупнейшим и ярчайшим фанатским объединениям страны и имеют характерные особенности.

Активные болельщики "Рапида" известны буйным нравом, красочными перформансами и постоянными проблемами с венской полицией – так, после особо неудачных дерби нередко количество задержанных фанатов именно в зелёно-белых цветах может идти на сотни, как, например, после разгрома 1:6 на выезде в 2018 году, когда всего задержали около тысячи болельщиков, или как в 2011-м, когда домашнее для "Рапида" дерби на "Ханаппи-Штадионе" и вовсе не доиграли из-за прорыва фанатов на поле на 26-й минуте, после чего арестовали более 500 человек.



У фанатов "Аустрии" особенности несколько другого порядка: большая часть их активности, недовольства и порой агрессии, как правило, обращена непосредственно на собственный клуб. Полемические баннеры, активное выражение несогласия, попытки авторитетных болельщицких группировок заочно и даже лично угрожать руководству, спорные акции (вроде устроенных этой весной "похорон" клубу после проблем с лицензией, когда фанаты принесли к стадиону гробы и похоронные венки) – это реальность, с которой приходится работать в Фаворитене. Wiener Grant, "венская ворчливость", типичная черта характера для стереотипично неприветливых и всем недовольных венцев, особенно сконцентрирована в десятом районе города.


Фото от апреля 2021 года, спустя день после объявления Бундеслиги о том, что в первой инстанции "Аустрии" было отказано в лицензии на следующий сезон из-за неубедительности финансовых гарантий

Ещё одна характерная черта, которая кажется совершенно необъяснимой в связи с историей клуба середины прошлого века – у "Аустрии" единственной в стране есть неонацистские фирмы в рядах ультрас. Самая известная из них, разумеется, пожизненно лишена права посещать стадион, но на выездных матчах нередко и по сей день можно заметить её баннер среди остальных. Клуб годами обещает начать более радикально с этим бороться, но воз и ныне там.

Наши дни: культурный, а не футбольный, статус и пропасть между клубами



В наше время в футбольном плане вывеска "Рапид" - "Аустрия" больше не считается главным матчем австрийского чемпионата: на смену идеологическому дерби XX века пришли новые реалии, и борьба "всего хорошего против всего плохого", как любят преподносить сформировавшийся новый австрийский "Дер Классикер" между "Рапидом" и "Ред Булл Зальцбургом", чуть приглушила размах венского дерби. На место столкновения разных социальных прослоек пришла дуэль традиционалистов против modern football – новый виток дискурса о социализме и капитализме, перенесённый на футбольные поля.

Сыграло роль в этом и медленное угасание и отставание всех противников "Зальцбурга", включая извечных венских врагов. Оба клуба не выигрывали титулы целую вечность: "Рапид" в последний раз поднимал чемпионскую тарелку аж в 2008 году, а "Аустрия" стала последней командой, смещавшей "Зальцбург" с первого места в итоговой таблице – правда, тоже давно, в 2013 году. С тех пор много воды утекло, и ни один из них не навязывал реалистичную конкуренцию доминирующим "быкам" все последние годы.

Но венское дерби как культурный феномен, тесно вплетённый в жизнь города и страны, всё ещё живёт. Любовь к одному или другому клубу передаётся в семьях, где немыслимо начать поддерживать "Аустрию", если твои родители или дедушка с бабушкой были "рапидлерами", и наоборот. Дети и внуки бывших футболистов обоих команд обязательно хотя бы в юном возрасте попадают в соответствующую академию – кто на год-другой, а кто и до основы добирается. До пандемии на каждое дерби стадионы обязательно заполнялись если не до максимума, то до рекордных цифр в рамках сезона, каждое дерби крупно освещается всеми медиа, причём не всегда спортивными, а любой сюжет, будь то дебют очередного воспитанника в старте прямо в самой важной игре сезона, стычка, выдающийся результат вроде всё того же легендарного 6:1 в пользу "Аустрии" в 2018 году или гениальный сейв вратаря одной из команд, обсуждается неделями, если не месяцами.



Не забывают СМИ и о современных статистических закономерностях. К примеру, уже можно говорить о том, что новый стадион "Рапида", "Альянц Штадион", построенный на месте старой арены имени Герхарда Ханаппи, – словно проклят для дерби. С открытия арены в 2016 году "Рапид" не выиграл дома ни одного из восьми сыгранных там матчей с "Аустрией" – пять ничьих и три поражения. Вот как бывает.

Но так или иначе "Рапид" остаётся самым популярным клубом не только в Вене, но и во всей стране. В 2020 году 39% футбольных болельщиков в Австрии называли именно зелёно-белый клуб своим любимым – тогда как цифры всегда остававшейся нишевой "Аустрии" не превысили и 4%, потеряв аж 8% по сравнению с прошлым годом. И тренд на ещё больший перекос в сторону Хюттельдорфа сохраняется из года в год: пока в "Рапиде" после большого застоя середины прошлого десятилетия дела худо-бедно налаживаются, хаос, творящийся в "Аустрии" практически с момента последнего титула, только отпугивает болельщиков.


Источник: skrapid.at

В самой Вене статистика столь же однобока: 63% в пользу "Рапида" против всего 10% за "Аустрию". Народная команда продолжает такой оставаться и в наши дни – но вражда, тянущаяся уже больше сотни лет, не утихает и при таком неравном раскладе сил.

***

Ещё тексты:

Виват, король! Олег Блохин и те времена, когда он был лучшим

Паблито: история драматичной карьеры Паоло Росси, легендарного итальянского нападающего

Утрехтский лебедь: история короткой, но ослепительно яркой карьеры Марко ван Бастена

Луиш Фигу: один из лучших португальских футболистов в истории
Показывать сверху Написать комментарий
Интересная статья
  +2
Отличная статья! Очень интересная, легко читаемая и с множеством удивительной информации! Было бы неплохо ввести такую рубрику на сайт и описать еще несколько городских (и не только) дерби!)
  +1
Отличная работа, Анна!
Спасибо за большой интересный материал! +
  0
Отправить
Ближайшие матчи